Зигзаги памяти. Воспоминания. Дневниковые записи

Самуил Борисович Бернштейн

 

Об авторе книги «Зигзаги памяти»

(Г. К. Венедиктов, В. П. Гудков)

 

 

Предлагаемая вниманию читателей книга воспоминаний, подготовленных автором на основе многолетних дневниковых записей, принадлежит перу выдающегося отечественного ученого-слависта Самуила Борисовича Бернштейна (1911-1997), творческой деятельности которого во многом обязаны возрождение и развитие славянской филологии и особенно славянского языкознания в нашей стране в середине и второй половине XX столетия.

 

Доктор филологических наук, профессор, руководивший в течение нескольких десятилетий кафедрой славянской филологии в Московском государственном университете им. М. В. Ломоносова и сектором славянского языкознания в Институте славяноведения АН СССР, член Советского комитета славистов, иностранный член Болгарской академии наук и Македонской академии наук и искусств, автор более 400 печатных научных работ (в том числе двух десятков монографий, учебников и словарей) [1], инициатор, организатор и руководитель крупных научных проектов, основатель и ответственный редактор целого ряда серийных славистических изданий, воспитатель многочисленной плеяды высококвалифицированных специалистов по славянским языкам, ученых-лингвистов — таково «анкетное лицо» автора «Зигзагов памяти».

 

В жизни и трудах С. Б. Бернштейна олицетворена история славяноведения и славянской филологии в СССР. Он был свидетелем и участником событий, которые на протяжении семидесяти с лишним лет существования советской власти сотрясали наше общество, науку и высшую школу. Поэтому записки патриарха отечественной славистики имеют непреложную научную ценность и общественное значение.

 

Самуил Борисович Бернштейн родился 3 января 1911 г. в г. Баргузине в Забайкалье (ныне Республика Бурятия) в семье политических ссыльных. Окончив в 1928 г. в г. Уссурийске среднюю школу, он поступил на историко-этнологический факультет Московского университета и уже на студенческой скамье избрал главным предметом своих занятий славянское языкознание в сопряжении с историей славянских этносов и их культуры. Своей научной ориентацией и профессиональной подготовкой С. Б. Бернштейн был обязан в первую очередь замечательным ученым-славистам А. М. Селищеву и Г. А. Ильинскому. Окончив в 1931 г. славянское отделение по циклам болгарского и польского языков, он поступил в аспирантуру Московского научно-исследовательского института языкознания, где под руководством профессора А. М. Селищева продолжил специализацию в области болгаристики. В аспирантские годы началась и его педагогическая деятельность, продолжавшаяся более полувека. В 1931-1933 гг. Самуил Борисович читал лекции по старославянскому языку и истории русского языка в педагогическом институте. В 1933 г., сдав кандидатские экзамены, приступил к непосредственной работе над диссертацией на тему «Тюркские элементы в языке дамаскинов XVII—XVIII вв.». В этом же году в связи с ликвидацией московского Института языкознания вместе с другими

 

 

4

 

 аспирантами он был переведен в аспирантуру Института языкознания в Ленинграде, где весной 1934 г. закончил подготовку под руководством профессора М. Г. Долобко и 29 мая успешно защитил кандидатскую диссертацию.

 

В 1934-1938 гг. С. Б. Бернштейн руководил кафедрой болгарского языка и литературы Одесского пединститута. Там он читал лекции по современному болгарскому языку, истории болгарского языка, старославянскому языку, а с 1937 г. работал и в Одесском университете, где руководил кафедрой языкознания и в течение двух лет был деканом литературного факультета. В те же годы он вел курс введения в языкознание в Одесском институте иностранных языков.

 

Осенью 1939 г. решением Всесоюзного комитета по делам высшей школы С. Б. Бернштейн был переведен в Московский институт философии, литературы и истории (МИФЛИ). Студентам и аспирантам МИФЛИ, который в 1941 г. был слит с МГУ, он читал лекции по введению в славянскую филологию, сравнительной грамматике славянских языков, по отдельным славянским языкам. В 1941-1943 гг. в Ашхабаде, куда был эвакуирован университет, С. Б. Бернштейн заведовал кафедрой славяно-русского языкознания и некоторое время исполнял обязанности декана филологического факультета.

 

После возвращения университета в 1943 г. в Москву С. Б. Бернштейну и академику Н. С. Державину было поручено организовать на филологическом факультете кафедру славянской филологии и учебное славянское отделение. Номинальным заведующим кафедрой был в течение первых пяти лет Н. С. Державин, но с самого начала фактически, а с осени 1948 г. по 1970 г. и официально, кафедрой руководил С. Б. Бернштейн.

 

Шестого декабря 1946 г. С. Б. Бернштейн защитил в Ученом совете Института русского языка АН СССР докторскую диссертацию «Язык валашских грамот XIV-XV вв.» В 1948 г. он получил ученое звание профессора.

 

В самом начале 1947 г. С. Б. Бернштейн стал старшим научным сотрудником только что созданного в рамках Академии наук СССР Института славяноведения (с 1968 по 1998 г. — Институт славяноведения и балканистики). Летом 1947 г. он был назначен исполняющим обязанности заведующего сектором славянской филологии, а с сентября 1951 г. — заведующим сектором славянского языкознания. Этот сектор С. Б. Бернштейн возглавлял более четверти века. С 1977 г., после реорганизации, он руководил группой этнолингвистики и славянских древностей, а с марта 1981 г. — группой Общекарпатского диалектологического атласа. С 30 июня 1986 г. Самуил Борисович состоял в штате Института в качестве ведущего научного сотрудника-консультанта.

 

Многолетняя работа С. Б. Бернштейна в Московском университете и Институте славяноведения и балканистики АН СССР оказалась исключительно плодотворной для развития славянской филологии в нашей стране.

 

Выполнив историческую миссию фактического основателя кафедры славянской филологии в МГУ, С. Б. Бернштейн создал научно-педагогический коллектив, ставший подлинной «кузницей кадров» филологов-славистов. Разработанный еще в 40-х годах учебный план славянского отделения сохраняется в основных своих компонентах и успешно применяется в наши дни. Руководителем кафедры были составлены программы курсов по сравнительной грамматике славянских языков, истории болгарского и сербского языков, болгарскому и чешскому языкам. Самуил Борисович долгие годы читал курсы лекций по сравнительной

 

 

5

 

грамматике славянских языков, болгарскому и сербскому языкам, специальные курсы по проблемам славянского языкознания, «Введение в славянскую филологию». Он подготовил и опубликовал первый в СССР учебник болгарского языка, несколько изданий болгарско-русского словаря, над совершенствованием которого он работал и в последние годы своей жизни.

 

Курс лекций по сравнительной грамматике славянских языков С. Б. Бернштейн читал с 30-х до конца 70-х годов, постоянно обновляя его результатами как собственных исследований, так и достижениями других ученых. Этот курс стал хорошо апробированной основой двух широко известных книг, в которых систематически изложены итоги изучения важнейших проблем славянской сравнительной грамматики и собственное, авторское видение и понимание многих из них.

 

Первая книга — «Очерк сравнительной грамматики славянских языков» была опубликована в 1961 г. и в 1965 издана в переводе на румынский язык. В ней содержатся два больших раздела — «Введение» и «Фонетика». С позиций языкознания 50-х годов во «Введении» изложено понимание предмета и метода сравнительной грамматики славянских языков, охарактеризовано место славянских языков в кругу индоевропейских, дана их классификация. Особое внимание уделено проблеме балто-славянских языковых отношений. К числу существенных и поучительных методологических достижений «Очерка» относится представление о праславянском не как о чем-то едином, нерасчлененном на протяжении двухтысячелетнего существования, а как о языке с определенными периодами развития и характерными процессами. С учетом этого по-новому интерпретировался сложный вопрос о диалектном членении праславянского языка в период до наступления основных миграционных движений славян. В разделе «Фонетика» дана тщательно обработанная на основе фонологического анализа характеристика звуков праславянского языка и их изменений в разных хронологических пластах с новаторски подчеркнутым лингвогеографическим аспектом. «Очерк» был высокооценен многими учеными — А. Вайяном, И. Добревым, А. В. Исаченко, В. Кипарским, Т. Милевским, А. Сабаляускасом и др. Второй том «Очерка сравнительной грамматики славянских языков» — «Чередования. Именные основы» — издан в 1974 г. и в переводе на польский — в 1985 г.

 

Поскольку в этом двухтомном труде С. Б. Бернштейна нашло яркое и последовательное выражение исследовательское и педагогическое дарование автора, представляется уместным привести здесь цитату из рецензии авторитетного лингвиста А. В. Исаченко. Он писал, в частности: «Профессор Бернштейн объединяет в себе качества талантливого педагога, оригинального лингвиста, добросовестного филолога и темпераментного исследователя... Нельзя не отметить особого суггестивного стиля изложения, связанного, по-видимому, с тем, что автор ни на минуту не теряет контакта с живой аудиторией. Его несколько непринужденный, порой даже "коллоквиальный" стиль выгодно отличается от столь распространенного в отечественной науке косноязычного жаргона и от вычурного вербализма некоторых наших современников ... Труд профессора Бернштейна отличается обаятельной научной честностью» [2].

 

Наибольшей исследовательской привязанностью среди славянских языков был для С. Б. Бернштейна болгарский язык в его современном функционировании и исторической эволюции, что нашло выражение в вышеупомянутых кандидатской и докторской диссертациях, работах по лексикографии и других трудах. В монографии

 

 

6

 

«Разыскания в области болгарской исторической диалектологии. Т. 1. Язык валашских грамот XIV-XV вв.» (М., 1948), являющейся переработанным вариантом докторской диссертации, автором убедительно доказана генетическая связь живых славянских говоров Валахии с говорами Болгарии и приведен богатый материал для определения хронологии целого ряда важных процессов в развитии новоболгарского языка. В монографии освещены такие важные для истории Дакии и Валахии в позднее средневековье вопросы, как этнические и языковые взаимоотношения, возникновение письменности в Валахии. «Разыскания» С. Б. Бернштейна — до сих пор единственный в славянском языкознании фундаментальный труд, посвященный тому периоду истории болгарского языка, когда устанавливалась и утверждалась система его новоболгарских черт. Он важен не только для изучения истории болгарского языка, но и для исследования истории румынского языка, в частности его славянского компонента.

 

Занимаясь параллельно живыми болгарскими говорами и языком памятников болгарской письменности, С. Б. Бернштейн пришел к важному заключению относительно общей периодизации истории болгарского языка, которая должна строиться на базе показаний его памятников и данных диалектной речи. При изучении болгарского языка наиболее плодотворен ретроспективный подход — от современного состояния языка (включая народные говоры) к новоболгарскому языку дамаскинов XVII-XVIII вв., отражающему многие особенности народной речи тех столетий, от него — к данным памятников письменности XIV—XV вв. (в частности валашских грамот), а затем и к более ранним этапам. Характеризуя современные задачи исследования истории болгарского языка, С. Б. Бернштейн четко сформулировал мысль о размежевании двух близких, но самостоятельных ее областей — истории письменного (литературного) болгарского языка и исторической диалектологии, каждая из которых опирается как на древние тексты, так и на современные диалекты. Различие между ними состоит не в источниках, а в задачах и методах изучения.

 

Самуил Борисович Бернштейн сосредоточенно исследовал формирование и развитие современного болгарского литературного языка. Еще в 1958 г. он высказал важное положение о том, что функционирующий ныне литературный язык сформировался на основе общеболгарского литературного койне, подчеркнув, что изучение этого процесса — одна из неотложных задач болгароведов.

 

В сфере интересов С. Б. Бернштейна находились и другие славянские литературные языки. Известны его работы о диалектной основе польского литературного языка, о развитии литературных языков в условиях национального возрождения славянских народов.

 

Исключительно весом вклад С. Б. Бернштейна в исследование и описание диалектного разнообразия современного болгарского языка. Увлекшись изучением болгарских говоров еще в молодости, он в послевоенные годы стал вдохновителем и организатором коллективных исследований. Широкому размаху этой планомерной работы, начатой в 1947 г., благоприятствовало то, что на территории СССР находилось большое число сел с болгарским населением, говоры которых, генетически связанные с разными диалектными зонами в Болгарии, хорошо сохранились. Во-вторых, создание в середине 40-х годов Института славяноведения АН СССР сделало возможным организовать систематическое и планомерное изучение всех болгарских говоров в СССР. С. Б. Бернштейном написаны десятки статей,

 

 

7

 

в которых были определены задачи и значение изучения болгарских говоров, разработаны в соответствии с новейшими требованиями лингвистического картографирования принципы построения атласа этих говоров, программа атласа, методика сбора и обработки материалов для него, освещены особенности изучения смешанных говоров. Для выполнения поставленных задач С. Б. Бернштейн подготовил большой и квалифицированный коллектив диалектологов-болгаристов. В течение непродолжительного времени этим коллективом был собран материал для лингвистического атласа, составлены карты и комментарии к ним, опубликованы многочисленные статьи и ряд монографических описаний говоров. О внушительном размахе диалектологических работ в 40-60-е годы свидетельствует тот факт, что в Институте славяноведения выходило специальное серийное издание «Статьи и материалы по болгарской диалектологии».

 

Издание (совместно с Е. В. Чешко и Э. И. Зелениной) «Атласа болгарских говоров в СССР» (М., 1958) — важнейшее достижение и заслуга С. Б. Бернштейна как болгариста-диалектолога. «Атлас» явился первым опытом лингвистического картографирования в болгарской диалектологии. Он сыграл немалую роль в подготовительной работе по созданию атласа говоров на территории Болгарии.

 

Лингвогеографическое исследование болгарских диалектов и углубленные занятия сравнительной грамматикой славянских языков еще в 50-е годы закономерно привели С. Б. Бернштейна к разработке общеславянских лингвогеографических задач, в том числе и к идее создания Общеславянского лингвистического атласа, в реализации которой в силу ряда обстоятельств (о них идет речь в его записках, например 17 мая 1959 г.) он, к сожалению, не смог принять деятельного участия.

 

Изучение лингвоисторических источников, рукописных памятников, а также неудовлетворенность состоянием науки о старославянском языке и истории славянской письменности побуждали С. Б. Бернштейна к разработке вопросов кирилло-мефодианы. Он неоднократно говорил и писал, что многое в трактовке вопросов происхождения и ранней истории письма у славян базируется на необъективном и произвольном толковании источников. В изданной в 1984 г. монографии «Константин-философ и Мефодий. Начальные главы из истории славянской письменности» С. Б. Бернштейн предложил критический анализ житийных сказаний о деяниях солунских братьев.

 

Изучение истории болгарского языка закономерно привело Самуила Борисовича к проблемам языковых контактов и взаимодействий на Балканах и Карпатах. Еще в кандидатской диссертации он касался сложного вопроса о роли и значении турецкого языка в развитии балканских языков и формировании так называемого балканского языкового союза. В докладе на I Международном съезде балканистов (София, 1966 г.) С. Б. Бернштейн доказал, что турецкий язык, не входя в балканский языковой союз, оказал заметное влияние на лексику и словообразование всех других балканских языков и общность большого числа заимствований из турецкого составляет одну из объединяющих балканские языки особенностей. Немало внимания в своих трудах, начиная с докторской диссертации и монографии «Разыскания в области болгарской исторической диалектологии», он уделял проблемам славянского (в основном болгарского) и румынского (молдавского) языкового взаимодействия, особенно месту и роли славянских элементов в развитии структуры румынского языка, с одной стороны, и значению памятников

 

 

8

 

румынской письменности и румынских диалектов для изучения истории соседствующих славянских языков — с другой.

 

На Всесоюзном совещании по актуальным проблемам славяноведения (1961 г.) С. Б. Бернштейн выступил с докладом «Некоторые проблемы сравнительно-исторического изучения славянских языков», в котором была показана глубокая связь карпатских говоров Украины, Польши, Словакии, Румынии, Молдавии и Венгрии со славянскими говорами Болгарии и Югославии.

 

Доклад положил начало работе по созданию карпатского диалектологического атласа. Большую роль в разработке концепции и программы атласа сыграл талантливый ученик Самуила Борисовича В. М. Иллич-Свитыч (трагически погибший в 1966 г. в возрасте 32 лет). Первоначально работа велась над изучением украинских, болгарских и сербских говоров; ее результаты опубликованы в «Карпатском диалектологическом атласе» (1967). Его материалы свидетельствовали о том, что между языками карпатской зоны происходили сложные процессы взаимопроникновения и взаимодействия, приведшие к формированию в этой зоне языковой общности со своими специфическими чертами. Следующим этапом изучения указанного региона была подготовка «Общекарпатского диалектологического атласа», в ходе которой исследовались другие языки карпатского ареала. С 1972 г. С. Б. Бернштейн осуществлял общее руководство этой работой. В ней приняли участие ученые СССР, Польши, Венгрии, Чехословакии, Югославии, на начальной стадии — и Болгарии. Составленные карты и комментарии атласа, издание которого близко к завершению, убедительно показывают глубокую связь, уходящую своими корнями к V—VII вв., между миграционными процессами славянских и других народов карпато-балканского региона с широким взаимным проникновением элементов разного происхождения в структуру языков этих народов.

 

В творческом наследии С. Б. Бернштейна есть еще одна совокупность публикаций, посвященных темам, в разработке и освещении которых ему не было равных среди филологов России. Это — история науки и деятельность многих видных славистов. Здесь Самуил Борисович выступил автором многочисленных работ разных жанров: обзоров истории изучения славянских языков в России и СССР, монографий и статей об отечественных и зарубежных славистах, статей- воспоминаний о славистике 30-40-х годов, теоретических статей о методологических вопросах истории науки. Большой резонанс вызвала в момент публикации статья «О некоторых вопросах изучения истории русского славяноведения» («Вестник Московского университета. Филология», 1979, № 4). Образцом воплощения творческого портрета ученого может служить последняя монография С. Б. Бернштейна «А. М. Селищев — славист-балканист» (М., 1987).

 

Значительность работ по этой тематике обусловлена, на наш взгляд, тем, что С. Б. Бернштейн был по призванию и образованию не только филологом, но и историком. Отмечая, что в литературе прошлых лет было немало вульгаризации в трактовке вопроса об отношениях науки и общества, он констатировал, что отказ от вульгарного социологизма породил другую крайность: научную деятельность ученых стали изолировать от общественно-политической обстановки, в которой им приходилось жить и работать. Такой подход не позволял понять всего своеобразия творческой биографии отдельных ученых, и Самуил Борисович показывал это на примере отношений между славистами и славянофилами.

 

 

9

 

Злободневно звучат слова С. Б. Бернштейна о нравственных уроках истории науки. В статье о М. Г. Долобко он писал: «История науки — это не только история методов, идей и технических приемов. Наука не существует вне общества, она самым тесным образом связана с моральными принципами. Познание не отделено от нравственности. Именно поэтому лингвисты старшего поколения должны показать прежде всего нашей молодой смене опасность всякого рода конформизма. Эта опасность стоит перед учеными любых рангов. Никакой талант не избавит от расплаты. Темным пятном марризм лег на нравственный облик ряда наших лингвистов. С ним они останутся навсегда. Вот почему нам особенно дороги славные имена М. М. Покровского, М. Н. Петерсона, Е. Д. Поливанова, Г. А. Ильинского, А. М. Селищева, Л. А. Булаховского, А. С. Чикобавы, А. А. Реформатского, П. С. Кузнецова и многих других лингвистов, которые в трудных условиях показали нам пример мужества и подлинной любви к науке. Честь и хвала им!» [3]

 

Жизненный путь самого С. Б. Бернштейна — это пример бескомпромиссной преданности угаданному в молодости призванию, своему направлению в науке. Его принципиальное неприятие официозного «нового учения о языке» (марризма) было в тоталитарном государстве подлинным подвигом.

 

Самуил Борисович Бернштейн умер 6 октября 1997 г. в Москве и похоронен на Введенском (Немецком) кладбище. Уход из жизни замечательного деятеля отечественной науки отмечен многочисленными некрологами в научной периодике России, славянских государств, Германии, США. В отклике на смерть С. Б. Бернштейна, адресованном кафедре славянской филологии МГУ, известный лингвист А. Е. Супрун писал: «Самуил Борисович Бернштейн скончался. С ним ушла эпоха в развитии нашей славистики».

 

Публикуемая ныне книга «Зигзаги памяти» содержит достоверные свидетельства об этой эпохе.

 

Г. К. Венедиктов, В. П. Гудков

  

[Next]

[Back to Index]


Примечания

 

1. Список печатных трудов С. Б. Бернштейна см. в изданиях: Исследования по славянскому языкознанию. Сборник в честь шестидесятилетия профессора С. Б. Бернштейна. М., 1971. С. 5-17;  Studia Slavica. Языкознание. Литературоведение. История. История науки. К 80-летию С. Б. Бернштейна. М., 1991. С. 5-15;  на стр. 16-18 см. литературу о С. Б. Бернштейне. В изданные списки трудов С.Б.Б. и перечни работ о нем не вошли публикации 90-х годов.

 

2. См.: Научные доклады высшей школы. Филологические науки. 1962. № 3. С. 147-148.

 

3. Бернштейн С. Б. Портреты моих современников: Милий Герасимович Долобко // Зборник за филологију и лингвистику. Нови Сад, 1988. Т. ХХХI/1. С. 22.