Зигзаги памяти. Воспоминания. Дневниковые записи

Самуил Борисович Бернштейн

 

1960

 

 

1 января. На новый год намечено много всяких планов. Хорошо бы их все выполнить! В январе я должен завершить редактирование своего очерка сравнительной грамматики славянских языков, подготовить к печати статью о принципах комментирования атласа болгарских говоров [1], написать статью в сборник в честь Дорошевского (Варшава), приступить к работе над словарем (я ее прервал перед отъездом в Карлсбад) и многое другое. Буду в этом году более тщательно планировать работу на неделю.

 

 

14 января. Сегодня на Ученом совете Института утверждена к печати моя сравнительная грамматика.

 

 

16 января. Начало действовать постановление Совета Министров о совместительстве. В связи с этим я сегодня подал на имя ректора следующее заявление: «С самого основания Института славяноведения АН СССР я руковожу в нем сектором языкознания [2]. Сектор насчитывает теперь 30 научных сотрудников. В настоящее время я руковожу коллективной работой над "Атласом болгарских говоров", который создается болгароведами Института славяноведения АН СССР совместно с диалектологами Института болгарского языка Болгарской Академии наук. Я являюсь ответственным редактором двух изданий Института: "Вопросы славянского языкознания" и "Статьи и материалы по болгарской диалектологии". Совет Министров СССР принял 10 декабря 1959 года за № 1367 специальное постановление "Об ограничении совместительства по службе". Данное постановление запрещает руководить кафедрой в учебном заведении и сектором в научном учреждении одновременно. Это же постановление предусматривает ликвидацию всякого совместительства в 1960 году. Тщательно и всесторонне взвесив все обстоятельства, я принял решение перейти в Институт славяноведения АН СССР на полную ставку. Поэтому прошу Вас в связи с новыми условиями освободить меня от должности зав. кафедрой славянских языков МГУ и перевести до конца учебного года на полставки. Обязуюсь выполнить полностью всю свою годовую нагрузку. Во втором семестре я должен читать лекции по сравнительной грамматике славянских языков на 4-м курсе русского и славянского отделений, спецкурс на 4-м курсе и историю сербского языка на 2-м курсе славянского отделения. Буду продолжать руководить дипломными и курсовыми работами и двумя аспирантами... Дирекция Института славяноведения АН СССР даст письменное разрешение на работу по совместительству до конца учебного года. 16 января 1960 года».

 

 

25 января. Вероятно, моя педагогическая деятельность в университете прекратится. Видимо, в университете полуставочников не будет. Оставаться на почасовой оплате, конечно, нет смысла. Почти все профессора нашего факультета остаются в университете. Я такой выбор сделать не смог, так как бросить Институт не могу. Главная моя работа проходит именно в Институте.

 

 

5 февраля. На днях вернулся из дома отдыха, где провел только шесть дней. Этот кратковременный отдых был мне просто необходим. Сейчас чувствую себя

 

 

262

 

окрепшим. Много времени уходит на техническую подготовку рукописи сравнительной грамматики, несмотря на то, что мне помогают мои молодые сотрудники. Приходится одновременно вести много больших и малых дел. До сих пор еще не закончил редактирования перевода книги Нахтигала «Славянские языки» [3]. В ближайшее время должен написать для журнала «Slavia» рецензию на старославянский словарь Курца.

 

 

7 февраля. Недавно к нам на филологический факультет приезжал Шолохов. Должна была состояться встреча знаменитого писателя со студентами. Знаменитый писатель приехал совершенно пьяным. Он едва ворочал языком. Сидел и мутным взглядом все время обводил аудиторию. Читал отрывки из «Поднятой целины» некто Лукин. Сам автор не был в состоянии произнести двух слов. До какого предела нужно пасть, чтобы приехать в таком виде к студентам Московского университета! Мерзость!

 

 

18 февраля. Кузнецов закончил книгу «Очерки по праславянской морфологии». Книга очень плохая. Мне пришлось дать заключение. Несмотря на то, что оно было чрезмерно снисходительным, Ученый совет Института русского языка не утвердил книгу к печати [4]. Сегодня отправил статью в Варшаву в сборник в честь Дорошевского. Послал еще статьи Трубачева и Топорова [5].

 

 

26 февраля. Оборвалась длинная, сложная и, конечно, очень интересная жизнь. Умер Александр Иванович Белич. За свою 83-летнюю жизнь он сделал очень много как в области сербского языкознания, так и в области сравнительной грамматики славянских языков. Последние два десятилетия он много работал над проблемами теории языка. Но здесь он успел мало. Он не был оригинальным и интересным теоретиком. Отдал Белич обильную дань великосербскому шовинизму. Последний толкал его на путь демагогии и даже извращения фактов. В свое время Селищев преподал ему хороший урок научной объективности [6].

 

 

6 марта. Для сборника в честь Дорошевского послал в Варшаву статью о праславянских изоглоссах. Наконец завершил редактирование книги Нахтигала «Славянские языки». Кроме того, написал вступительную статью об авторе [7].

 

 

8 марта. Президиум АН СССР создал комиссию, которая должна подготовить проект приказа о развитии структурных методов изучения языка. В эту комиссию вошли лингвисты и математики. Вчера состоялось первое заседание комиссии. Председательствовал Виноградов. Вел он заседание глупо. Все время давал повод для разных реплик. Так, он вопреки фактам утверждал, что Отделение литературы и языка АН СССР никогда не выступало против структурной лингвистики. Резко и хорошо выступали против беспринципности Виноградова Ляпунов, Успенский и Иванов. Несмотря на упорное противодействие Виноградова были приняты удовлетворительные решения. Решено в Институте славяноведения АН СССР создать сектор структурной типологии славянских языков и издавать журнал. Конечно, это только решение нашей комиссии. Как решит еще Президиум? Здесь я больше опасаюсь Жукова, нежели Виноградова.

 

 

16 марта. Я все больше и больше убеждаюсь в том, что необходимо подготовить и издать аннотированный библиографический указатель по славянскому языкознанию [8]. При названиях целесообразно давать список рецензий. Готовить этот указатель нужно исподволь.

 

 

23 марта. События развиваются стремительно. Все антиструктуралисты сразу стали структуралистами. Вчера закончила свою работу комиссия по подготовке решения Президиума о развитии структурной лингвистики. Проект носит

 

 

263

 

крайне структуралистический характер, а принят был почти без возражений. Виноградов уже пригласил Шаумяна к себе в Институт заведовать сектором структурной лингвистики. Идет напряженная борьба вокруг книги Виноградова, выдвинутой на соискание Ленинской премии [9].

 

 

30 марта. Вчера в Доме ученых состоялось собрание представителей гуманитарных институтов Академии наук. Речь шла о задачах в области гуманитарных наук. Доклад делал академик Островитянов. Доклад состоял из общих и пустых фраз. Сам докладчик делал много языковых ошибок. Когда, говоря о задачах языковедов, он начал вещать о необходимости повысить культуру речи, весь зал дружно захохотал. Выступления в прениях были не содержательнее доклада. Собрание закончилось при пустом зале. Сегодня, наконец, отправили в издательство рукопись моей сравнительной грамматики. Теперь начнется ее хождение по издательским этапам. От издательства книгу будет редактировать Лесскис.

 

 

12 апреля. Получил приглашение принять участие в сборнике в честь Лер-Сплавинского — сеньора польской славистики. Много всяких дел в связи с предстоящими осенью конференциями. Пришла, наконец, верстка сборника памяти Сергиевского. Этот сборник был сдан в издательство МГУ в январе 1955 г. (а возможно, и раньше).

 

 

22 апреля. Сегодня опубликованы имена лауреатов Ленинской премии [10]. Виноградова среди них нет. Все очень рады.

 

 

30 апреля. Сейчас обнаруживаются серьезные противоречия между нашим и софийским коллективами, работающими над атласом болгарских говоров. Эти противоречия существовали и прежде, но сейчас они обнажились в связи с тем, что мы от сбора материала перешли к его обработке. Присланные из Софии карты и комментарии имеют весьма значительные недостатки. В связи с этим я сегодня отправил большое письмо Стойкову, в котором подробно изложил все возражения нашего коллектива. Все это меня крайне беспокоит. В «Работническо дело» от 26 апреля сего года опубликована статья М. Младенова «Крупни дела на нашата езиковедска наука». В ней много похвальбы. Однако важно то, что там сказано о сроках издания атласа. Автор утверждает, что атлас выйдет из печати к пятому съезду славистов в Софии. На днях написал рецензию на очень интересную книжку М. Ромпортла об изучении связной речи в говорах Тешинского края [11]. Книжка очень важна в методологическом отношении.

 

 

7 мая. На днях уезжаю во Львов, Ужгород и Черновцы в связи с подготовкой Всесоюзного координационного совещания по славистике.

 

 

25 мая. Вчера вернулся из поездки в Западную Украину. Посетил Львов, Дрогобыч, Борислав, Самбор, Ужгород, Станислав и Черновцы. Главная задача — установить контакт с языковедами Львова, Ужгорода и Черновцов. Видел много интересного, познакомился со многими людьми. Уровень науки невысок. Работают плохо и без плана, не знают совсем зарубежной науки. Все хотят установить с нами контакт. Хотят печататься у нас, хотят совместно работать над общими темами. В Ужгородском университете прочитал лекцию о принципах изучения истории языка дописьменного периода.

 

 

20 августа. Закончился дачный период, который нанес серьезный ущерб научным занятиям. Ужасное время лето — все планы рушатся. Но теперь снова установится порядок. На даче удалось основательно поработать над болгарским словарем. Летом из печати вышли «Труды ученых филологического факультета Московского университета по славянскому языкознанию», на которые я в свое время положил

 

 

264

 

много сил и времени. Наконец вышел из печати массивный сборник теперь уже памяти (собирался в честь) Романского [12]. До сих пор еще не вышел сборник памяти Сергиевского. Плохи издательские дела в этом году и в Институте.

 

 

24 августа. Про ленинградских филологов в шутку говорят — все они делятся на три группы. Одни все знают и все понимают. Представителем их является Жирмунский. Другие все знают, но ничего не понимают. Их блестяще представляет Алексеев. И, наконец, ученых, которые ничего не знают и ничего не понимают, ярко возглавляет Пиксанов. Сказано зло, но в отношении Алексеева и Пиксанова верно.

 

 

30 августа. Сегодня закончил составление буквы Н. До нового года должен составить букву О. Весь январь и февраль посвящу составлению буквы П. На это время уеду в отпуск и буду работать ежедневно часов по десять. Написал рецензию на словарь старославянского языка, который выходит в Чехии. Пошлю ее в журнал «Slavia».

 

 

3 сентября. Очень хорошо прошла международная лужицкая диалектологическая экспедиция, в которой от нашего Института приняли участие Калнынь и Ермакова. Они привезли с собою много материала (записи, ответы на программу и магнитофонные ленты). Теперь в нашем распоряжении имеется ценнейший материал для научной работы в области лужицких языков. Я думаю, что к 1962 г. мы сможем подготовить лужицкий сборник. Калнынь даст статью по фонологии, Ермакова — по глагольным временам. По вопросам глагольного словообразования статью даст Грозная. Из Самарканда статью по синтаксису пришлет Ройзензон. Михайлов из Владивостока примет участие в сборнике статьей по именному словообразованию [13].

 

 

21 сентября. В истории русской литературы существует глубокая, не всегда осознанная связь между различными писателями. Их могут разделять время, антипатия, различное мировоззрение. Связь можно установить между Гоголем, Салтыковым, Достоевским и Горьким. Они все связаны между собой художественным видением мира, системой образов и даже технических приемов. Между Головлевыми, Карамазовыми, Самгиным — глубокая связь. Это — направление жестоких талантов, мучеников. Другое направление в русской литературе ярко представлено Пушкиным, Герценом, Толстым. Условно это направление можно назвать дворянским. Для творчества писателей этого направления характерна глубокая вера в жизнь, гедонизм. У Толстого это наиболее ярко отражено в «Казаках » и в первой части « Войны и мира». Этих писателей жизнь заставляла думать, даже страдать. Но их страдания не погасили в них восприятия красоты жизни. Ссылка легко изломала Достоевского, но не Герцена, на его характер ссылка не оказала большого влияния. Горький любил Толстого и ненавидел Достоевского. Однако все это было внешним и нарочитым. С Толстым его ничего не связывало. Ему был просто очень симпатичен этот старик. У ненавистного же Достоевского Горький был в лапах и вырваться из них не мог. Совершенно неожиданно в мои руки попал номер XI (3-4) журнала «Slavistična revija» за 1958 г., в котором напечатана моя статья «"Вардар" К.П.Мисиркова». Напечатаны еще статьи В.Н. Топорова и О. Н. Трубачева [14]. Все эти статьи я отправил весной 1957 г. в номер, посвященный Нахтигалу. В 1958 г. этот номер вышел из печати, но наших статей там не оказалось. На мой запрос Антон Оцвирк ответил, что наших статей редакция не получила. Тогда я решил опубликовать все три статьи в наших изданиях. Они и были опубликованы у нас [15]. Теперь оказалось, что эти статьи опубликованы дважды. Но вины моей в этом нет.

 

 

265

 

24 сентября. Меня все время осаждают из университета, начиная от администрации и кончая студентами. Просят, чтобы я вернулся на факультет. Все твердят в один голос, что славянское отделение без меня разваливается на глазах. Кондратов, по мнению многих, годен лишь для уголовных дел. Я дал согласие пойти на полставки. Говорят, что получить ее очень трудно. Осенью, может быть, поеду в Ташкент для выяснения вопроса о македонцах. Там их живет очень много. Закончили наконец с Лесскисом редактирование рукописи моей сравнительной грамматики. Теперь она попадет в руки технического редактора Рожковой. В производственный отдел рукопись перейдет лишь в ноябре.

 

 

27 сентября. Вчера со мной говорил ректор. Обещал в скором времени добиться полставки. Я дал согласие. Завтра начинаю работу в университете.

 

 

1 октября. Вчера после перерыва состоялось заседание кафедры под моим председательством. Все встретили меня очень тепло (конечно, кроме Кондрашова). Бородич сделала разбор книги Буниной о старославянских временах [16]. Разбор был очень слабым. Пришлось это сказать.

 

 

9 октября. Затягивается мой отъезд в Прагу. Я думал там провести вторую половину сентября. А по всему видно, что поеду только во второй половине октября. Это во многих отношениях неудобно. У меня будет слишком мало времени для подготовки к поездке в Болгарию на заседание Международного комитета славистов. На заседание в Будышин от нас никто не поедет. Это очень плохо.

 

 

14 октября. Вчера решен окончательно вопрос о составе делегации в Болгарию на совещание славистов. Лингвисты едут — только члены Комитета (т.е. Виноградов и Борковский). Едут еще два литературоведа (Храпченко и Робинсон) и два историка (Рыбаков и Удальцов). Таким образом, в составе делегации нет ни одного слависта. Браво! С большим интересом читаю воспоминания С. Ю. Витте [17]. Это был выдающийся государственный деятель России. Утвердил обложку книги — «Очерка». На днях пришла корректура сборника «Бодуэн де Куртенэ» [18].

 

 

19 октября. 21-го вылетаю в Прагу на две недели. Кроме Праги буду еще в Брно и в Братиславе. Должен обсудить вопрос о совместной работе над старославянским словарем. Сделаю доклад о нашей фонетической программе общеславянского атласа.

 

 

7 ноября. Вчера прилетел из Праги, где провел две недели. Поездка была очень интересной и содержательной. По вопросу о совместной работе над словарем удалось договориться по всем пунктам. Сделал доклад о фонетической программе общеславянского атласа. Сравнительно хорошо познакомился с Прагой. Много слушал органную музыку. Два раза ездил по стране. Был в Таборе, Чешских Будейовицах, в замке Глубока, в Писеке, Воднянах и Добржише. Второй раз ездил на Кутную гору. От архитектурных памятников впечатление осталось огромное.

 

 

15 ноября. Наконец вышел из печати многострадальный третий выпуск сборника кафедры «Славянская филология». Приступил к подготовке нового сборника, который сдам в январе [19]. Вчера моя рукопись сравнительной грамматики из издательства перекочевала в типографию (в Ленинград). В издательстве она пролежала почти восемь месяцев. Если бы такая выдержка улучшала качество рукописей! На днях обсуждали проспект работы Зализняка [20]. Очень способный малый, но еще совсем зеленый.

 

 

20 ноября. Приступил к подготовке нового университетского выпуска «Славянской филологии». Это уже будет четвертый выпуск. Для этого выпуска дам статью «Город Болград в истории болгарского возрождения» [21]. Вчера слушал

 

 

266

 

доклад Леонова о Толстом. Интересные и смелые мысли чередовались с банальными. Много было противоречий. К концу года из изданий сектора должны выйти из печати «Бодуэн», «Ученые записки», т. 19 [22] и книжка Трубачева [23].

 

 

26 ноября. Пришла, наконец, верстка моей статьи о происхождении сравнительной степени слаще в русском языке, которую несколько лет тому назад я отправил в Румынию в сборник в честь академика Э. Петровича. Вчера окончательно поругался с Шаумяном [24].

 

 

4 декабря. Меня все больше и больше беспокоит то направление, которое дает всей деятельности нашего Института И. И. Удальцов. Теперь только и слышишь, что Институт славяноведения является политическим институтом. Совсем уже не говорят, что наш Институт является прежде всего научным институтом. Интересная тема для исследования: принятие христианства должно было оставить глубокий след в истории языков. Славяне были язычники. Религиозные представления славян-язычников нашли отражение в языке. Принятие новой религии привело к появлению новых слов. Однако для языковеда важнее другое: как старые слова наполнялись новым содержанием. Следует предложить эту тему кому-нибудь из своих способных учеников.

 

 

11 декабря. Прошло на секторе обсуждение нашей части болгарского атласа. На днях ее повезут в Софию Чешко и Зеленина.

 

 

22 декабря. Вчера Чешко и Зеленина уехали в Болгарию. Увезли с собою весь атлас. Все время думаю о новом лингвогеографическом предприятии. Речь идет о так называемом «Карпатском лингвистическом атласе» [25]. Сегодня на Ученом совете Института утвердили Топорова зав. сектором структурной типологии, Калнынь, Широкову и Ревзина старшими научными сотрудниками. Утвердили к печати монографию Топорова и Трубачева «Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья» [26].

 

 

23 декабря. На 1961 г. план таков:

 

1. Интенсивная работа над словарем. В течение года составить буквы: П, Р, С.

 

2. Начать работу над вторым томом «Разысканий» [27]. Составить подробный проспект, план книги. Дать характеристику источников. Написать два-три листа. Может быть, на основе написанного составить статью для журнала.

 

3. Для журнала «Slavia» до лета написать статью. Посвятить ее Аванесову по случаю его шестидесятилетия, один печатный лист. Предпочтительно по проблеме структуры слога в праславянском [28].

 

4. В Софии совместно со Стойковым отредактировать атлас болгарских говоров и написать вступительную статью (апрель-май).

 

5. Следить за работой по атласу (помощник Калнынь) и по старославянскому словарю (помощник Цейтлин).

 

6. Подготовить к печати десятый выпуск «Статей и материалов по болгарской диалектологии» до лета [29].

 

7. Делать наброски для книги «Селищев».

 

8. Держать корректуру «Очерка» и книги Нахтигала «Славянские языки».

 

 

План на январь 1961 года:

 

1. Работа над словарем. Завершить О и начать П.

 

2. Закончить статью «Город Болград в истории болгарского возрождения» и сдать в печать «Славянскую филологию» № 4.

 

3. Завершить фонетическую программу «Общеславянского атласа».

 

4. Написать доклад для координационного совещания.

 

 

267

 

31 декабря. Последний день 1960 г. Завтра начинается новое десятилетие, которое, думаю, будет очень важным как в истории человечества, так и в истории науки в частности. Прошедшим годом я доволен. Он был насыщен многими и важными событиями. В этом году я много думал над проблемами теории, много читал. Сделал ряд важных наблюдений из области сравнительной грамматики, лингвистической географии. Занимался доработкой своей сравнительной грамматики, которая теперь уже в типографии. Она была сдана туда только осенью. Много думал о принципах и структуре старославянского словаря. Познакомился с картотекой старославянского словаря в Праге. Написал большую рецензию на чешский старославянский словарь, которая будет печататься в «Slavia». Много занимался проблемами общеславянского атласа. В настоящее время специально занимаюсь проблемами слога и слогоделения. Завершил редактирование книги Нахтигала, которая выйдет из печати в 1961 г. в Издательстве иностранной литературы. Много работал над своим болгарским словарем: составил букву Н и почти завершил букву О. В будущем году главная задача в этом направлении — составление буквы П. Для журнала «Slavia» должен написать статью, посвященную Аванесову по случаю его 60-летия. Вообще в 1961 г. будет много всяких дел и забот. Решил в этом же году начать работу над мемуарами, которые должны отразить не только личное, но и общественное. Они должны дать некоторое представление об истории нашего общества, об истории науки, о людях. Может быть, именно последнее — самое важное.

 

[Previous] [Next]

[Back to Index]


Примечания

 

1. Этот замысел не был реализован.

 

2. С. Б. Б. с 1947 г. возглавил в Институте объединенный сектор славянской филологии, который в 1951 г. был разделен на сектор славянских языков (во главе с С. Б. Б.) и сектор славянских литератур (им руководил С. В. Никольский).

 

3. Нахтигал Р. Славянские языки / Пер. со словен. Н. М. Елкиной. М., 1963.

 

4. Книга П. С. Кузнецова все же вышла в свет. В 1961 г. его «Очерки по праславянской морфологии» были выпущены Издательством АН СССР под грифом отклонившего ее ранее Института русского языка.

 

5. Статьи были посланы в посвященный В. Дорошевскому том возобновленного после длительного перерыва ежегодника «Prace filologiczne» (Warszawa, 1963-1965. T. 18. Cz. 1—4). Статья С. Б. Б. в ежегоднике не появилась; статьи В. Н. Топорова «О некоторых фонетических особенностях славянских языков в связи со словообразованием» и О. Н. Трубачева «Славянские этимологии, 40: слав. Со1оуъ» были опубликованы в ч. 2, вышедшей в 1964 г. (с. 139-144 и 153-156).

 

6. Речь идет о монографии А. М. Селищева «Македонская диалектология и сербские лингвисты: А. Белич и его последователи» (Македонски преглед. София, 1934. Кн. 1-4). В книге «А. М. Селищев — славист-балканист» (М., 1987. С. 54) С. Б. Б., проанализировав эту работу, отмечал: в ней «убедительно показано, что взгляды сербского академика на происхождение македонских говоров противоречат реальным фактам».

 

7. Бернштейн С. Б. Предисловие // Нахтигал Р. Славянские языки. С. 5-11.

 

8. Впоследствии этот замысел трансформировался, видимо, в план создания аннотированного библиографического указателя И. Е. Можаевой «Южнославянские языки» (М., 1969), который С. Б. Б. редактировал. Он был также редактором библиографии «Славянское языкознание: Библиографический указатель литературы, изданной в СССР с 1918 по 1959 г.» (М., 1960. Т. 1-2), не снабженной аннотациями, но имевшей ряд продолжений, выходивших вплоть до 1988 г.

 

9. Виноградов В. В. О языке художественной литературы. М., 1959.

 

 

268

 

10. В Комитете по Ленинским премиям в области науки и техники при Совете Министров Союза ССР. О присуждении Ленинских премий за наиболее выдающиеся работы в области науки и техники // Правда. 1960. 22 апр. С. 1.

 

11. Бернштейн С. Б. Рец. на кн.: Romportl M. Zvuková stránka souvislé řečí v nářečích na Těšinsku. Fonetická studie. Ostrava, 1958 // Вопросы языкознания. 1961. № 1. С. 137-138.

 

12. Езиковедско-етнографски изследвания в памет на академик Стоян Романски. София, 1960. В сборнике опубликована статья С. Б. Б. «Към историята на българската диалектология» (с. 345-348).

 

13. По замыслу С. Б. Б. был подготовлен и издан «Серболужицкий лингвистический сборник» (М., 1963). В сборнике, открывавшемся статьей С. Б. Б. «Русское славяноведение о серболужицких языках» (с. 5-22), были, среди прочих, опубликованы статьи Л. Э. Калнынь «О нижнелужицком вокализме» (с. 23—46), М. И. Ермаковой «Морфология и значение форм настоящего времени глагола в нижнелужницком» (с. 84-106), М. А. Михайлова «О форме винительного падежа имен существительных как составной части верхнелужицких сложных слов» (с. 107-131).

 

14. Toporov V. N. Slovenica // Slaviscična revija. 1958. № 3/4. S. 156-158;  Трубачев О. Н. Следы язычества в славянской лексике // Там же. S. 219-231.

 

15. Бернштейн С. Б. Из истории македонского литературного языка: «Вардар» К. П. Мисиркова // Славянская филология. М., 1960. Вып. 3. С. 70-79;  Топоров В. Н. Slovenica // Вопросы славянского языкознания. М., 1959. Вып. 4. С. 90-99;  Трубачев О. Н. Следы язычества в славянской лексике // Там же. С. 130-143.

 

16. Бунина И. К. Система времен старославянского глагола. М., 1959.

 

17. Витте С. Ю. Воспоминания. М., 1960. Т. 1-3.

 

18. И. А. Бодуэн де Куртенэ. К 30-летию со дня смерти / Отв. ред. С. Б. Бернштейн. М., 1960.

 

19. Славянская филология. М., 1963. Вып. 4.

 

20. Зализняк А. А. Русское именное словоизменение. М., 1967.

 

21. Замысел не был осуществлен, в четвертом выпуске сборника «Славянская филология» С. Б. Б. не публиковался.

 

22. УЗИС. М., 1960. Т. 19.

 

23. Трубачев О. Н. Происхождение названий домашних животных в славянских языках. Этимологические исследования. М., 1960.

 

24. С. К. Шаумян работал в Институте славяноведения АН СССР с 1953 г. в секторе славянского языкознания, руководимого С. Б. Б., являлся одним из ведущих структуралистов страны. С. Б. Б. добивался ставок, чтобы С. К. мог получить отдельное лингвистическое подразделение. Когда в 1960 г. Президиум АН наконец выделил Институту ставки под структурный сектор (и заодно — такое же количество ставок головному лингвистическому Институту русского языка) и уже пятеро сотрудников были зачислены во вновь созданный сектор, Шаумян внезапно ушел в ИРЯ. Новый сектор, спасая положение, согласился возглавить В. Н. Топоров.

 

25. Карпатский диалектологический атлас. М., 1967. Ч. 1-2.

 

26. Топоров В. Н., Трубачев О. Н. Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья. М., 1962.

 

27. Имеется в виду книга С. Б. Б. «Разыскания в области болгарской исторической диалектологии», первый том которой вышел в Издательстве АН СССР в 1948 г. Замысел издания второго тома не осуществился.

 

28. Этот замысел реализован в докладе к V Международному съезду славистов «К истории слога в праславянском языке» (Славянское языкознание. Доклады советской делегации. М., 1963. С. 53-69.)

 

29. Статьи и материалы по болгарской диалектологии. М., 1962. Вып. 10.