Зигзаги памяти. Воспоминания. Дневниковые записи

Самуил Борисович Бернштейн

 

1949  [1]

 

 

1 января. Несколько минут идет уже новый год. Прошедшим годом я доволен. Опубликовал две книги, несколько статей, получил кафедру в университете, утвержден ВАКом в звании профессора. Написал несколько работ и сделал перевод румынской грамматики Йордана.

 

В 1949 г. должен сделать:

 

1) Закончить работу по сбору материала в Бессарабии.

 

2) Написать две статьи о болгарских говорах СССР.

 

3) Подготовить сборник «Материалы по болгарской диалектологии СССР».

 

4) Написать статью «Очередные задачи болгарского языкознания».

 

5) Подготовить «Труды кафедры славянских языков МГУ».

 

6) Собрать материал и частично обработать по теме «Происхождение болгарского литературного языка».

 

7) Обработать материал по Валахии и проработать все работы Барбулеску по славяно-румынским языковым отношениям.

 

В конце 1951 г. должен быть готов атлас и моя книга «Славянское население в Валахии». На 1951 г. по Институту славяноведения возьму тему «Болгарские говоры СССР», что явится введением к атласу. В 1952 г. приступлю к теме «Болгарская диалектология». Над книгой буду работать до конца 1953 г.

 

 

10 января. Сегодня было в Институте славяноведения заседание, посвященное памяти Христо Ботева. Я председательствовал и сделал краткое вступительное слово. Хорошие доклады прочитали Марков и Валев. Только что по радио передали сообщение об этом заседании. Сообщили, что заседание происходило под председательством Грекова, хотя он был только на втором отделении и молчал. Вот так!

 

Сегодня же выступил на заседании ученого совета Университета. Выдвигал словарь Ушакова [2] на Сталинскую премию. Следовало бы отметить это издание.

 

Вышел № 6 «Известий отделения языка и литературы» с резолюцией, где между прочим упомянуто имя Аванесова [3].

 

 

15 января. Сегодня подал докладную записку Чемоданову о необходимости создания в университете специального факультета славяноведения с отделениями филологии, истории и этнографии, археологии и искусствоведения, права и отделения переводчиков. В связи с этим предлагаю еще целый ряд мер (создание новых кафедр и т. д.)

 

Завтра вечером уезжаю в Ленинград, где буду в Институте русского языка делать доклад о болгарском атласе. Увижу своего Мишутку.

 

 

22 января. Вчера утром приехал из Ленинграда. Своей поездкой очень доволен. Доклад об атласе в Институте русского языка прошел с большим успехом. Все встречали тепло и сердечно. Попал на открытие конференции молодых лингвистов ИЯМа. Прослушал доклад на тему «Русские работы по вопросу о славянском

 

 

135

 

влиянии на румынский и молдавский языки». О моей персоне говорилось с большим пиететом. Моя работа была оценена докладчиком очень высоко. Посетил заседание кафедры славянских языков Ленинградского университета. Говорили о предстоящей поездке в Бессарабию.

 

Вчера же получил из Болгарии «Кратък осведомителен въпросник за проучване на българските местни говори», составленный доцентом Стойковым. Раскрыл его с большим волнением, так как ожидал найти вещи, которые могли бы сильно видоизменить наш вопросник. Но ничего не нашел. Вопросник составлен плохо. В течение февраля напишу для «Бюллетеня [диалектологического сектора Института] русского языка» рецензию на этот вопросник [4].

 

 

3 февраля. Сегодня закончил статью «Из истории конъюнктивных местоимений в болгарских говорах» для четвертого номера «Вестника Московского университета». Сегодня у проректора Сидорова вырабатывали проект резолюции по докладу Чемоданова, который он будет делать на заседании Ученого совета университета 7 февраля. Очень глупо вел себя Виноградов. Вообще он — влюбленный в себя дурак. Мне многие говорили раньше то же, но я не верил. Напрасно!

 

Перевод Йордана сейчас у машинистки. В течение февраля должен написать вводную статью к переводу. В феврале же должен для «Докладов и сообщений» факультета (№ 9) закончить небольшую статью «О некоторых вопросах лингвистического картографирования» [5]. Обещал Державину небольшую статью о Цоневе [6].

 

В течение марта должен сдать в производство первый том трудов кафедр славянских языков и славянских литератур [7]. После его сдачи займусь подготовкой «Статей и материалов по болгарской диалектологии СССР» [8]. Под таким названием будут выходить непериодически сборники в издании Института славяноведения.

 

На днях из приазовских сел приехала Бунина. Была в болгарских селах Дяновка и Райновка. Собрала ценный и интересный материал. Привезла письма от бывших моих одесских учеников.

 

 

16 февраля. Вышел первый номер журнала «Вопросы истории», в котором напечатана рецензия (моя и Дитякина) на издание документов по истории славяноведения [9]. Получил корректуры статей, помещаемых в первом томе «Ученых записок Института славяноведения». Сдал в № 4 «Вестника Московского университета» статью «Из истории конъюнктивных местоимений в болгарских говорах». Получил от машинистки статью о Цоневе для державинского «Введения в славяноведение» [10]. Завтра пошлю ему.

 

 

17 февраля. Вчера собрал всех своих аспирантов. Теперь будем собираться для заслушивания различных докладов по славянскому языкознанию. Может быть, из нашей группы родится в будущем что-нибудь большее. Сейчас это — объединение аспирантов-славистов. В будущем может быть — лингвистическое общество славистов вообще.

 

 

4 марта. Сегодня на заседании сектора филологии Института славяноведения делал доклад на тему «Из истории конъюнктивных местоимений в болгарских говорах». Статья будет напечатана в № 4 журнала «Вестник Московского университета». Пришли гранки повестей Вазова, которые издаются под моей редакцией [11].

 

 

8 марта. Вчера, наконец, сдал свой перевод румынской грамматики в Издательство иностранной литературы. Сейчас пишу вступительную статью к переводу.

 

 

136

 

Полным ходом идет подготовка к сдаче «Ученых записок кафедр славянских языков и славянских литератур».

 

 

17 марта. Сегодня сдал Издательству иностранной литературы вступительную статью к переводу грамматики Йордана. Рад, что дело наконец кончилось. Ушла масса времени, которое мог бы использовать гораздо продуктивнее. Вообще, нужно осмотрительнее и реже заключать с издательствами договоры.

 

 

23 марта. Сегодня, наконец, сдаю в издательство университета «Ученые записки кафедр славянских языков и славянских литератур». Потратил массу времени. Том получился неплохой. Буду стараться, чтобы второй том был еще лучше. Я дал в том статью «О некоторых вопросах лингвистического картографирования». Она представляет собою отдельную главу из книги «Проблемы лингвистической географии» [12], которую я задумал написать. План работы ясен.

 

Вышел из печати проспект книг «Академкниги» на 1949 г. С большим удивлением прочитал на 31 странице о предстоящем выходе моей книги «Очерки македонского литературного языка». Пройдет еще много времени, пока она пойдет в производство.

 

 

3 апреля. Неожиданно было отменено заседание Совета факультета, на котором должен был стоять доклад Чемоданова о борьбе с космополитизмом. Состоится в будущую среду, но уже при «закрытых дверях». Кажется, подул ветер с другой стороны! [13]

 

Мой перевод румынской грамматики пошел в набор. Надо думать, что летом книга выйдет. На днях читал корректуру своей статьи о конъюнктивных формах местоимений в болгарских говорах. Печатается в № 4 «Вестника Московского университета».

 

 

11 апреля. Сегодня приступил к работе над книгой «Проблемы лингвистической географии». Начал составлять полную библиографию. Делаю конспект книги Йордана. Книгу должен закончить в первой половине 1950 г. Ориентировочный размер 15-20 печатных листов. Отдельные главы из нее нужно будет до завершения всей работы публиковать в журналах.

 

 

17 апреля. На днях получил на адрес Института славяноведения из Парижа от А. Мазона письмо с просьбой выслать на адрес редакции «Revue des études slaves» «Разыскания». Конечно, посылать ничего не буду. Аспирант Кондратов сдал 15/IV свою диссертацию на тему «Категория личности и неличности в словацком языке». Работа хорошая. Уже готова верстка статьи о конъюнктивных местоимениях. В мае выйдет из печати. Работаю над докладом «О путях развития славянского языкознания в странах народной демократии». Пишу отзывы на статьи из сборника в честь Державина. Сборник хочет издавать Академия наук.

 

 

11 мая. В газетах начали щипать Мещанинова и его сателлитов. Получил сегодня из ВОКСа несколько нужных мне румынских книг. Осенью закончу большую статью «К изучению славянских элементов в румынском и молдавском языках». Это будет глава из второго тома моих «Разысканий» [14]. На днях вышел лингвистический атлас русских говоров озера Селигер [15]. Сделан посредственно. Недавно на диалектологическом совещании сделал доклад о нашей работе над болгарским атласом. Доклад понравился.

 

 

16 мая. В последнем номере «Revue des études slaves» напечатано сообщение о моей статье «К вопросу об источниках славянской письменности в Валахии», напечатанной еще в 1947 г.

 

 

137

 

 

20 мая. 28 апреля 1925 г. на основе постановления Совнаркома РСФСР от 9 июля 1924 г. факультет общественных наук был реорганизован. На его основе сформировали историко-этнологический факультет и факультет советского права. Деканом историко-этнологического факультета был утвержден В. П. Волгин. На этнографическом отделении был открыт цикл западных и южных славян. Руководителем этого цикла был назначен зав. кафедрой славянской филологии профессор Селищев. Он получил вакантные ставки. На одну он взял специалиста по белорусскому языку профессора П. А. Расторгуева. Украинский язык на условиях почасовой оплаты преподавал Н. Л. Туницкий. Но нужен был славист, т. е. специалист широкого профиля, способный читать курсы зарубежных славянских языков, сравнительную грамматику, руководить семинарами. Такого специалиста в Москве не было. В РАНИОНе проходили аспирантуру по славянскому языкознанию А. И. Павлович и П. П. Свешников, но на них рассчитывать не приходилось. Селищев очень низко оценивал их возможности. Начались поиски. Д. Н. Ушаков по собственной инициативе написал письмо своему ученику Р. О. Якобсону в Прагу о возможности устроиться на работу. Якобсон в этот период своей жизни испытывал большие затруднения материального характера, не имел постоянной работы. Живя в Праге, он, однако, в то время еще сохранял советский паспорт. Роман Осипович охотно последовал совету своего старого учителя. Создание факультета давало надежды на возрождение филологии, славистики, языкознания. Близки ему были поиски литературоведов формального направления, которые в этот период много публиковали интересных исследований. Еще до получения письма Ушакова Якобсон вел переговоры с поэтом Тычиной о переезде в Харьков. Однако теперь все его надежды были направлены на Москву. Манил родной университет. В конце 1926 г. Якобсон послал на имя ректора Московского университета соответствующее заявление и необходимые бумаги. Тогда же о новых планах Якобсона стало известно Трубецкому. В письме от 12 января 1927 г. он писал Роману Осиповичу: «Образование "цикла южных и западных славян" — новость интересная и скорее радостная: приходится радоваться всякому расширению филологического дела в СССР. Эгоистически для меня печально только то, что это может вызвать Ваше переселение в Москву и, следовательно, затруднение сношения с Вами. Но для Вас лично это разрешение вопроса, конечно, наилучшее. Во всяком случае лучше Харькова (о материальной стороне судить, конечно, не берусь, сужу только с точки зрения научного интереса и возможности работы). Хорошо было бы так или иначе пристроить в том же "цикле" и Дурново». Одновременно с заявлением Якобсона в ректорат пришло заявление известного русского слависта Г. А. Ильинского, который в этот период работал в Казани. Однако он часто приезжал в Москву, являясь действительным членом РАНИОНа. Селищев не был в восторге от кандидатуры Ильинского. Было хорошо известно, что Григорий Андреевич плохой лектор. До этого он успел уже поработать в Петербургском, Киевском университетах, в известном Институте им. Безбородко в Нежине. Читал лекции в Харькове, Саратове, Юрьеве и, наконец, в Казани. Нигде долго Ильинский не задерживался. Имея уже значительный стаж педагогической работы, он не воспитал ни одного слависта, известного своими учеными трудами. Но еще отрицательнее Селищев отнесся к кандидатуре Якобсона. Все направление научной деятельности Якобсона было глубоко чуждо Селищеву. Имя Якобсона в это время было тесно связано с Дурново, с Трубецким, с фонологией. Все это для Селищева было неприемлемым. Впервые со времени

 

 

138

 

приезда в Москву у Селищева возникли осложнения в личных отношениях с Ушаковым. Последнее слово было за Селищевым, а он предпочел Ильинского [16].

 

 

21 мая. Вышел четвертый номер «Вестника Московского университета», в котором напечатана моя статья «Из истории конъюнктивных местоимений в болгарских говорах». Сегодня отослал корректуру своей статьи «Лингвистический атлас болгарских говоров СССР» в Ленинград. Печатается в третьем номере «Известий АН СССР. Отделение языка и литературы» [17]. Составил новый учебный план славянских отделений университетов. Вчера [он] утвержден начальником управления университетов министерства. До сих пор еще не назначена защита дипломных работ. В этом году защита задержалась на всех факультетах. Пришла мысль провести в будущем году семинарий на тему «История славянской филологии в Московском университете».

 

 

26 мая. Получил третий номер журнала «Език и литература» (за 1949 г.). В нем напечатана статья Стойкова «Български езиков атлас», в которой Стойков излагает содержание моей прошлогодней статьи на эту же тему. В статье Лекова «Нови славистични и обществоведски публикации в чужбина» раздел посвящен моим «Разысканиям».

 

 

1 июня. Решил начать издавать в Институте славяноведения новое издание «Статьи и материалы по болгарской диалектологии СССР». Подготовил первый выпуск. Написал для него вступительную статью — «Задачи изучения болгарских говоров СССР» [18]. В сборник войдут следующие статьи: Е. В. Чешко «Первые итоги работы по составлению лингвистического атласа болгарских говоров СССР», И. К. Буниной «Из истории вайсальского говора», Л. С. Плотниковой «О некоторых особенностях говора с. Кирютни Конгазского района Молдавской ССР», Н. В. Котовой «Язык села Твардицы (МССР)». Сборник получился удачным. Если не будет задержки с изданием, будем выпускать подобные сборники ежегодно.

 

Сегодня ровно шесть лет, как я вернулся из Свердловска и поселился на улице Герцена. Шесть лет жизни на одном месте. Первый случай в моей жизни. До сих пор не было случаев, чтобы я жил шесть лет непрерывно в одном городе. А теперь шесть лет... в одной комнате. Кажется, скоро получу квартиру. Уже давно пора.

 

Начался закат Мещанинова. «Друзья» усердно помогают этому. В университете началась аттестация всех профессоров и преподавателей. Я должен дать подробное жизнеописание всех членов своей кафедры.

 

 

14 июня. Сегодня состоялась защита кандидатской диссертации моего аспиранта Кондрашова на тему о категории личности в словацком языке [19]. Защита прошла блестяще. Голосовали все единогласно за присуждение степени кандидата филологических наук. Оппонентами были профессор Аванесов и доцент Широкова. Выступление Аванесова было интересным и содержательным. Выступление Широковой было бесцветным. Из публики выступил профессор Смирницкий.

 

 

15 июня. В течение июля буду отдыхать. Во время отдыха должен написать для БСЭ несколько статей и заметок. Должен раньше проработать книгу Барбулеску «Individualitates limbii române şi elementele slave vechi», 1929. Вероятно, придется читать корректуру румынской грамматики. Буду ежедневно работать три часа (два часа утром и один вечером). В сочетании с отдыхом эта работа будет полезна и для самого отдыха.

 

Сегодня было заседание редколлегии «[Ученых записок] Института славяноведения». Решили включить мои «Статьи и материалы» целиком в третий том. Я согласился, так как в таком случае они выйдут наверное.

 

 

139

 

Во второй половине года должен буду написать две статьи по плану Института (второй том моих разысканий). Это — «К вопросу о периодизации славянских элементов в румынском языке» и «О некоторых вопросах истории румынского языка». Может быть, и статью «К вопросу об изучении румынской топонимии» [20].

 

Буду тщательно готовиться к лекциям по истории болгарского языка. Они будут стенографироваться. На основе стенограмм к осени 1950 г. должен представить готовый учебник по истории болгарского языка [21]. Буду работать над книгой «Проблемы лингвистической географии». Книгу должен закончить к концу 1950 г.

 

 

24 июня. Сегодня сдал «Статьи и материалы по болгарской диалектологии СССР». Будут печататься в третьем томе «Ученых записок Института славяноведения». Сегодня через Удальцова получил письмо от Романского. Просит для болгарско-русского словаря, который составляет его Институт, прислать человека.

 

 

12 октября. Давно не записывал. За это время произошло много разных событий. Весь июль провел в санатории «Сосновый бор» в Болшево, где усердно читал корректуру учебника румынского языка [22]. В сентябре прошла уже верстка и сверка учебника. Вероятно, в ноябре он выйдет. Весь август провел в Бессарабии. Работа там прошла успешно. На днях в Институте славяноведения делал доклад об итогах экспедиции. Отчет, написанный совместно с Е. В. Чешко, сдал в № 7 диалектологического бюллетеня Института русского языка [23]. В августе вышел из печати сборник рассказов Вазова на болгарском языке под моей редакцией и моя статья «Лингвистический атлас болгарских говоров СССР» в третьем номере «Известий Отделения языка и литературы АН СССР». В течение сентября много было редакторской работы. Сам писал мало.

 

Важным событием этого времени было получение квартиры в новом доме. Переехал 9 октября. Теперь я имею хороший кабинет и могу работать. [*]

 

 

15 октября. Идет обследование Института славяноведения. Ничего путного из этого не будет. Институт напоминает чахлого ребенка у бедных родителей. Нет средств, чтобы ему помочь. А олимпиец Греков парит в облаках. Поразительный человек. Любит только себя. Даже свою науку любит только в себе. Пустой и дрянной человечишко! Дрянь так хорошо видна, что все ее видят сразу [24].

 

Сегодня первый раз в своем новом кабинете работал весь день. Писал статью «Болгарские говоры южного Буджака» и написал для БСЭ заметку «Будилович». Для второго издания написал раньше «Албанский язык», «Болгарский язык», «Булаховский». В ближайшие дни должен еще написать «Брюкнер», «Брандт» [25].

 

 

*. В дневнике от 1 июня 1974 г. (стр. 24-25) С. Б. Б. записал в дополнение к вышесказанному: «1 июня 1943 г. наш университетский коллектив вернулся из эвакуации в Москву. Эшелон прибыл в ночь, и мы все, легко одетые, провели ночь на площади возле Казанского вокзала. Холод был страшный. Многие пешком ушли к себе. Это было сделать совсем нетрудно, так как Свердловск поглотил почти все имущество. Я с женой должен был ждать, так как нам, собственно, некуда было идти. До войны мы жили в общежитии МИФЛИ на Усачевке. Теперь не было этого института, не было и общежития. Мы знали, что в нашей комнате теперь живут другие люди, а вещи и библиотека находятся в подвале. Утром Оля достала машину, и мы прибыли в старое здание университета. В главном здании нам сказали, что вновь прибывших временно будут размещать в здании исторического факультета (Герцена 5), куда мы с пустыми чемоданами и направились. Здесь нас встретил Сергей Данилович Сказкин, который поселил нас в комнате [24] на третьем этаже. "Поживите здесь несколько дней, а там видно будет", — сказал Сказкин. В этой комнате мы прожили с 1 июня 1943 г. по 9 октября 1949 г. (шесть с половиной лет)».

 

 

140

 

 

22 октября. Для справочника «Польша» написал статью «Польский язык» (10 000 знаков) [26]. На днях приступил к статье «Языкознание в странах народной демократии». Должен ее закончить до ноябрьских праздников.

 

 

25 октября. Скоро, наконец, выйдет из печати моя статья о болгарской колонизации нашего Юга во время и после русско-турецкой войны 1828-1829 гг. Некоторые работы имеют очень сложную судьбу. Материал для этой статьи мной был обнаружен в Одесском историческом архиве осенью 1934 г. Материал оказался очень интересным, и весной 1935 г. я написал статью под названием «Греко-болгарская иммиграция в Россию во время русско-турецкой войны 1828-1829 гг.». Статью сдал в один сборник, который должен был печататься в стенах Одесского университета. Сборник пролежал без движения до 1937 г., а затем по различным обстоятельствам статьи были возвращены авторам. Осенью 1937 г. я послал статью в Ленинград академику Н. С. Державину, который предложил ее в «Известия АН СССР». Однако туда она не подошла. Тогда он в 1938 г. устроил ее в предполагавшийся к изданию сборник по славяноведению под его же редакцией. В статью он внес некоторые изменения (незначительные). В частности, из заголовка снял — «греко». Оставил только — «болгарская иммиграция». В сентябре 1940 г. я, наконец, получил первые гранки. В мае 1941 г. я получил письмо из Ленинграда, в котором мне сообщали, что не по вине редакции набор был рассыпан и что летом я получу гранки нового набора. На этом все и кончилось. Началась война и ...

 

В 1944 г. я на тему своей статьи сделал доклад на заседании Славянской комиссии. После этого, по предложению Державина, ее включили в первый том трудов Комиссии, который, однако, все время лежал в портфеле Комиссии (точнее в делах Дитякина). Славянская комиссия до самой своей ликвидации (конец 1946 г.) [27] не издала ни одной работы, хотя в проекте было много всего.

 

В 1948 г. я предложил свою несчастную статью для «Ученых записок Института славяноведения». Послали ее на рецензию нескольким человекам. Державин дал краткий, но очень выразительный отзыв: «Работа интересная, напечатать». Несколько критических замечаний сделали рецензенты Валев и Терехова, но после беседы со мной возражения свои сняли. Пришлось лишь из отдела «статьи» перенести ее в отдел «сообщений и публикаций» и назвать «Страницы из истории болгарской иммиграции в Россию во время русско-турецкой войны 1828–1829 годов». Спокойно статья дошла до верстки. И тут вдруг редактор Подгорненская (редактор издательства) испугалась слов колония, колонизация, колонист. Нужно было срочно, уже в верстке менять эти слова (встречались они в статье часто) на село, переселение, иммигрант или переселенец. После этого все было хорошо, и я в начале августа 1949 г. уехал в экспедицию. Во второй половине октября меня неожиданно вызвал Миллер (редактор тома от Института) и сообщил, что Главлит задерживает том из-за моей статьи. В ней упоминается часто переселение греков, а это в данный момент нежелательно. Статья может идти в печать только без упоминания греков. Сперва мне казалось, что эта новая задача не выполнима. Однако, после некоторой работы я успешно справился и с этой задачей. Том еще не вышел из печати, и поэтому я не гарантирован еще от новых неожиданностей [28].

 

В Институте славяноведения новое «дело». Взят в оборот Дитякин. Наша молодежь основательно взялась за его «Историю Хорватии». Установили, что большую часть своей работы он просто списал из старых работ. Дело приняло скандальный оборот и на последнем заседании Дирекции решили снять Дитякина с

 

 

141

 

работы в Институте. Таким образом у него остается лишь половина ставки в университете, где его положение тоже не твердое (точнее — неопределенное).

 

На днях на заседании сектора в Институте славяноведения делал отчет об итогах экспедиции. Экспедиция этого года прошла очень удачно.

 

 

29 октября. Вчера в Институте славяноведения делал доклад на тему «Болгарские говоры южного Буджака». Получилась интересная статья в 3/4 листа [29]. Не знаю, куда ее сдать. В академические издания статей уже сдал много. Может быть, сдам в «Доклады и сообщения филологического факультета МГУ». Должны начать собирать девятый выпуск.

 

Планы на ноябрь — к 18 ноября должен написать доклад «Языковедение в странах народной демократии». Работа над ним разрушает все планы, но ничего не поделаешь. Должен его писать. Сразу же после завершения доклада должен приступить к докладу «Основные вопросы истории болгарского языка в свете нового учения о языке». Доклад буду делать в начале декабря. В конце ноября нужно подготовить выступление на тему о значении трудов Сталина для изучения истории славянских национальных языков. В течение декабря должен написать статью (листа на два) о славяно-румынских делах.

 

 

7 ноября. Издательство национальных и иностранных словарей все время настаивает на создании нового большого болгарско-русского словаря. Все время колеблюсь. Нужно его сделать в течение 1950 г. План выпуска указан 1952. Набираться и печататься будет в течение 1951 г. Фактически нужно заново создавать словарь. В первом издании много недостатков. Нужно изменить подачу грамматического материала, идиоматики, значительно увеличить словник. Окончательно вопрос нужно решить в этом (т. е. [19]49) году. Нужно обдумать все кандидатуры помощников. Лучше всех, конечно, Котова.

 

На торжественном заседании Института славяноведения Дирекция особо отметила работу по лингвистическому атласу и премировала меня и Чешко полумесячным окладом жалованья.

 

Много времени вынужден уделять устройству квартиры. Покупаю мебель. Купил сейчас больше, чем за всю жизнь. Кое-что купил ценное.

 

 

12 ноября. Вчера на сессии, посвященной национально-языковому строительству, Ломтев делал доклад об учении Ленина и Сталина о национальных языках. Я знаю Ломтева больше 20 лет. Поразительно, до чего в нем устойчивы косность и некультурность. Сколько за эти 20 лет он думал и читал, а основа все та же, старая, серая. Стоило Ломтеву сказать несколько слов, как все нутро было освещено ярким светом [30]. Вообще, лучше всего выдает человека его язык. Человек может надеть новый костюм, может даже приобрести новое, более осмысленное выражение лица, но свой язык... В старой пословице «Язык мой — враг мой» содержание более глубокое, нежели обычно думают.

 

На новой квартире живу второй месяц, а до сих пор не могу устроиться. Все книги лежат на полу, нет стеллажа.

 

 

15 ноября. Закончил статью «Языкознание в странах народной демократии». В пятницу, 18 ноября, буду читать ее на заседании кафедры. Придется, вероятно, повторять ее на Ученом совете факультета и, может быть, на заседании в Институте славяноведения. В статье достанется Гавранку, Лекову и Росетти. Если доклады пройдут удачно, отдам статью Бархударову для «Известий Отделения литературы и языка АН СССР». На днях должны поставить в квартире телефон.

 

 

142

 

 

22 ноября. Доклад «Языкознание в странах народной демократии» прошел удачно. Нужно будет сделать несколько дополнений. Пошлю его Бархударову. 2 декабря буду повторять доклад в Институте славяноведения. Сейчас пишу статью «Проблемы изучения истории болгарского языка».

 

 

29 ноября. Вышел, наконец, новый том «Ученых записок Института славяноведения», в котором напечатана моя горемычная статья «Страницы из истории болгарской иммиграции в Россию в 1828-1829 гг.», отчет о научной командировке в Бессарабию летом 1948 г. (написан совместно с Буниной).

 

 

3 декабря. На днях в Ленинграде внезапно скончался Дмитрий Владимирович Бубрих. Это для нашей науки большая потеря. Финнолог с мировым именем, Бубрих был не только большим эрудитом, но и необычайно творческой личностью. В своих работах никогда не боялся ставить большие проблемы (может быть, иногда даже легкомысленно). Начал как славист. Его диссертация о системе кашубского ударения в истории славянской акцентологии не утратила и ныне своего значения. Последний раз видел его недавно в Москве [31].

 

 

4 декабря. На днях вышел третий номер «Советской этнографии» за 1949 г. со статьей С. А. Токарева под названием «К постановке проблем этногенеза». Редакция напечатала статью в порядке обсуждения. В статье много спорного и ошибочного. Нужно ответить. Свою ответную статью назову «Этногенез или глоттогенез?» [32]

 

 

6 декабря. Сегодня исполнилось три года со дня защиты моей докторской диссертации и семь лет со дня смерти Селищева.

 

 

12 декабря. 9 декабря послал Бархударову в Ленинград для «Известий» статью «Языковедение в странах народной демократии» [33]. Сегодня в Институте славяноведения происходила проверка работы за 1949 г. По нашему сектору проверка прошла вполне удачно.

 

 

14 декабря. Вчера было заседание Ученого совета Института славяноведения. Греков делал доклад о своей поездке в Польшу [34]. Утвердили к печати «Ученые записки» (второй том). Сегодня написал в БСЭ заметку «Бодянский» [35].

 

 

15 декабря. Сегодня наш Институт славяноведения отчитывался перед Президиумом Академии. Греков сделал доклад, в котором обнаружил полное незнание работы Института. Сделал в докладе много ошибок. С содокладом от обследовавшей Комиссии выступил А. Д. Удальцов, который, как всегда, говорил общими словами. Затем выступил Толстов С. П., сделавший несколько ошибочных и дельных замечаний. Между прочим, напал на меня за болгарский лингвистический атлас (совсем зря). Выступил Вавилов С. И., который заявил, что проблему славистических кадров мы не решим до тех пор, пока не встанем на путь командировок (длительных) в славянские страны: «Нужно послать 15-20 человек на несколько лет». Благие мысли, которые осуществить пока что никому не удавалось.

 

После заседания я беседовал с Волгиным. На мой вопрос о научных командировках в славянские страны пожал плечами: «Может быть, Сергей Иванович поставит вопрос решительно». Я слегка кольнул Волгина, сказав: «Вот если бы славянское отделение в университете в 1930 г. не закрыли, то мы сейчас имели бы много славистов». Он смолчал. В ликвидации славянского отделения Вячеслав Петрович сыграл не последнюю роль.

 

 

22 декабря. Сегодня в Колонном зале состоялось торжественное заседание, посвященное семидесятилетию тов. Сталина. Было очень торжественно. Встретил много старых знакомых, с которыми давно не встречался. Делали доклады

 

 

143

 

Вавилов, Мусхелишвили и Вышинский. Доклад Вышинского был очень интересен. Он часто отвлекался от темы и много интересного говорил о текущих делах заседаний последней ассамблеи [ООН]. Впервые я видел Вышинского осенью (в сентябре) 1928 г. Тогда он был еще сравнительно молод, волосы были рыжие. Теперь это уже старик (совсем седой), но очень бодрый. Сегодня он говорил два часа и совсем не устал. Чувствуется, что он может говорить без конца.

 

 

31 декабря. Через четыре часа наступит новый год и новое десятилетие. Заканчиваются сороковые годы XX в. и начинаются пятидесятые. В истории человечества сороковые годы XX в. оставят глубокий след. Современникам этого десятилетия пришлось трудно, но увидели они многое и великое. Истекшим годом я не очень доволен. Прошел он менее плодотворно, нежели 1948 год. Меньше написал, меньше опубликовал. Но он, несомненно, сыграл значительную роль в методологии. Пришлось за этот год многое передумать и пересмотреть.

 

В 1950 г. должен сделать много. Прежде всего написать книгу «История болгарского языка», которую будет издавать университет. В голове она готова. На бумаге лишь отчасти. Кроме того, к концу года должен закончить книгу о болгарско-румынских языковых отношениях. Раньше предполагал назвать ее «Славянское население в Валахии». Теперь думаю назвать «Славяно-румынские языковые отношения». Размер 12-15 печатных листов [36]. Должен закончить атлас болгарских говоров. Нужно будет написать небольшое введение к атласу (размером в два листа).

 

[Previous] [Next]

[Back to Index]


Примечания

 

1. 1949 год в мемуарах С. Б. Б. отсутствует. Текст печатается по рукописи чернового дневника.

 

2. Толковый словарь русского языка / Сост. Г. О. Винокур, Б. А. Ларин, С. И. Ожегов. Под ред. проф. Д. Н. Ушакова. М., 1947-1948. 2-е изд. Т. 1-4.

 

3. В резолюции совместного заседания ученых советов ИЯМа и Ленинградского отделения ИРЯ АН СССР от 22 октября 1948 г. говорилось: «Вплоть до последнего времени реакционные языковеды отстаивают отжившие свой век традиции либерально-буржуазной лингвистики в нашей стране и рабски отражают гнилые теории соссюрианства и структурализма, ставшие модными в среде буржуазных языковедов в последние два десятилетия. Лингвисты этого толка (академик В. В. Виноградов, проф. М. Н. Петерсон, Г. О. Винокур, А. А. Реформатский, Р. И. Аванесов, П. С. Кузнецов, В. Н. Сидоров, А. С. Чикобава и др.) вели и ведут борьбу с советским материалистическим языкознанием, проповедуя идеалистические и оторванные от жизни взгляды» (Известия ОЛЯ. 1948. № 6. С. 498).

 

4. Замысел не был осуществлен.

 

5. Статья была опубликована в сб. «Славянская филология». (М., 1951. Вып. 1. С. 17-23).

 

6. Статья в свет не вышла.

 

7. Сборник вышел в свет в 1951 г. под названием «Славянская филология».

 

8. Под таким названием сборник выходил с 1952 по 1962 г. (Вып. 2-10). Первый выпуск был опубликован в 1950 г. в составе второго тома «Ученых записок Института славяноведения».

 

9. Бернштейн С. Б., Дитякин В. Т. Рец. на кн.: Документы к истории славяноведения в России (1850-1912). М.; Л., 1948 // Вопросы истории. 1949. № 1. С. 132-135.

 

10. Книга в свет не вышла.

 

11. На болгарском языке книга И. Вазова «Под игото» была издана в Москве в 1950. С. Б. Б. был редактором и автором предисловия.

 

12. Замысел книги не был осуществлен. Статья «О некоторых вопросах лингвистического картографирования» опубликована в «Славянской филологии» (М., 1951. Вып. 1. С. 17-23). См. также Бернштейн С. Б. Задачите на картографирането на българските народни говори (по материалите

 

 

144

 

на «Атлас на бьлгарските говори на територията на СССР») // Български език. 1955. Год. V. Кн. 4. С. 293-307.

 

13. Действительно, кампании по борьбе с космополитизмом, развернувшейся в конце января 1949 г., «сверху» был дан отбой. В начале апреля М. А. Суслов сообщил на особом заседании идеологическим работникам мнение Сталина о том, что «раскрытие литературных псевдонимов недопустимо. Это пахнет антисемитизмом». Однако кампания борьбы с космополитизмом в течение апреля-мая по инерции, несколько утихнув, продолжалась.

 

14. Замысел написания второго тома «Разысканий» не был реализован.

 

15. Лингвистический атлас района озера Селигер / Сост. М. Д. Мальцев, Ф. П. Филин. М.; Л, 1949.

 

16. В дневнике 20 мая 1978г.(стр. 15) С. Б. Б. записал: «Впервые я встретился с Романом Осиповичем в Москве весной 1956 г., когда он после длительного перерыва приехал в родную Москву. Мы обсуждали много различных вопросов. Не помню уже как, в разговор вклинилось имя Селищева. При упоминании этого имени Якобсон сразу же замкнулся и перешел к другому собеседнику».

 

17. Бернштейн С. Б. Лингвистический атлас болгарских говоров в СССР // Известия ОЛЯ. 1949. Т. 8. Вып. 3. С. 245-253.

 

18. Статья была опубликована: УЗИС. 1950. Т. 2. С. 219-234.

 

19. Кондрашов Н. А. Категория личности и неличности в словацком языке. Автореферат дисс.... канд. филол. наук. М., 1949. 12 с.

 

20. Замыслы статей не были реализованы.

 

21. Книга не была издана.

 

22. По-видимому, имеется в виду «Грамматика румынского языка» И. Йордана (М., 1950), над которой С. Б. Б. много и долго работал.

 

23. В седьмом номере «Бюллетеня диалектологического сектора Института русского языка» за 1949 г. отчет не был опубликован.

 

24. Иное мнение о Б. Д. Грекове — крупном советском историке и организаторе науки см.: Горская Н. А. Борис Дмитриевич Греков. М., 1999. 271 с.

 

25. Статьи были опубликованы: БСЭ. М., 1950, 1951. Т. 5, 6.

 

26. Справочник «Польша» в свет не вышел.

 

27. Славянская комиссия АН СССР была ликвидирована по постановлению Президиума АН СССР 20 сентября 1946 г. Некоторые ее члены (Н. С. Державин, С. Б. Бернштейн, В. Т. Дитякин) стали сотрудниками созданного в 1947 г. Института славяноведения АН СССР.

 

28. Статья вышла в свет: УЗИС. 1949. Т. I. С. 327-341. См. также: Бернштейн С. Б. Из истории болгарских поселений в Крыму (по материалам Одесского исторического архива) // Изследвания в чест на Марин С. Дринов. София, 1960. С. 273-281.

 

29. Бернштейн С. Б. Болгарские говоры южного Буджака // Статьи и материалы по болгарской диалектологии. М., 1952. Вып. 2. С. 4-20.

 

30. С. Б. Б. чаще всего в своих мемуарах пишет фамилию Т. П. Ломтева как Ломтёв, подчеркивая тем самым свою оценку культурного уровня коллеги по МГУ.

 

31. О Д. В. Бубрихе см.: Керт Г. М. Дмитрий Владимирович Бубрих. 1890-1949. Очерк жизни и деятельности. Л., 1975. 104 с.

 

32. Замысел не был реализован.

 

33. Краткий вариант статьи был опубликован в «Вопросах языкознания». См.: Бернштейн С. Б. Вопросы языкознания за рубежом. Болгария // ВЯ. 1952. № 3. С. 122-125.

 

34. Подробнее о поездке Б. Д. Грекова в Польшу см.: Горизонтов Л. Е. «Методологический переворот» в польской историографии на рубеже 1940-1950-х годов // Славяноведение. 1993. № 6; См. также: Горская Н. А. Указ. соч. С. 158-159.

 

35. Статья о О. М. Бодянском была опубликована: БСЭ. М., 1950. Т. 5. С. 367-368.

 

36. Эти книги изданы не были.